Закрыть ... [X]

12 Дек, 2014  в Страницы истории  помечено Выпуск № 232

Борцы с самодержавием

Советские учебники истории были все-таки чересчур заидеологизированы. Любой мало-мальский бунтарь объявлялся героем и борцом с ненавистным самодержавием. Взять, например, Степана Разина. Да не выступал он против царя! Стенька царю просто не подчинялся. Создал свою казацкую вольницу и грабил окрестности. Правда, в историю вошел благородным разбойником. Этаким русским Робин Гудом. Сколько книг о нем написано! Его молодецкой удалью и смелостью восхищались многие. Персидскую княжну надо в набежавшую волну бросить — пожалуйста, мужики! Кстати, первый российский художественный фильм, вышедший в 1908 году, был именно о Разине и назывался «Понизовская вольница».

Восхищался Стенькой и царский генерал-лейтенант Александр Навроцкий. Служил он по военно-судебному ведомству и, по воспоминаниям современников, был очень строгим человеком. Умер в 1914 году. С революционерами-террористами, не говоря уже про прочий уголовный элемент, разговор у него был короткий. Так вот, Александр Навроцкий написал о Стеньке Разине песню «Есть на Волге утес». После исполнения ее Федором Шаляпиным она на долгие годы стала очень популярной в России.

Емельян Пугачев вообще сам себя царем объявил. Петром Федоровичем, воскресшим мужем Екатерины Великой. Иначе бы столько беглых казаков, простого люда, башкир и калмыков за ним не пошло. Свыше двадцати тысяч войска насобирал! Грабил и вешал всех, кто на его пути попадался. И богатых, и бедных. Еще тот бандюган был! Мрачная личность.

Несмотря на то что Екатерина объявила восстание национальной трагедией и приказала предать его забвению, Емельяну Пугачеву симпатизировал Александр Сергеевич Пушкин. Повесть «Капитанская дочка», например, служит тому подтверждением.

О Емельке тоже много книг писано-переписано и фильмов снято. А имя верного ему полевого командира башкира Салавата Юлаева увековечено в названии клуба Континентальной хоккейной лиги из Уфы — столицы Республики Башкортостан.

У нас в Беларуси тоже свой борец с самодержавием есть. Поляк Кастусь Калиновский, руководитель восстания — но не против государя, а за возрождение Речи Посполитой.

Но больше всего книг, монографий, исследований и статей написано о декабристах. К слову, в следующем году — круглая дата их восстания — 190 лет.

Элита русской интеллигенции

Восстание декабристов — событие уникальное не только для российской, но и для мировой истории. Впервые на борьбу с режимом поднялись не угнетенные, а, наоборот, образованные, весьма богатые и титулованные люди. Их называли элитой русской интеллигенции. Почти все — дворяне и гвардейские офицеры, герои Отечественной войны 1812 года и заграничных походов русской армии. Многие из них были литераторами и поэтами. Был даже принят собственный офицерский Кодекс чести, согласно которому участники заговора должны иметь безупречное поведение, не допускать жестокого обращения с солдатами и не выражаться непристойными словами. Все участники восстания декабристов состояли в различных запрещенных тайных обществах, самые известные из которых — Северное и Южное общества.

Имелся план действий, основной целью которого было свержение самодержавия и отмена крепостного права. Вроде бы неплохо. Длительное время декабристы были объектом преклонения своих знаменитых современников. Пушкина и Грибоедова, например. Но любой план предполагает, кроме цели, средства и способы его осуществления. Вот об этом советские учебники и энциклопедические словари почему-то умалчивали. Складывалось впечатление, что все заговорщики, готовившие мятеж, вооруженный переворот и свержение законной власти, — идеальные люди вне критики.

Но есть и другая точка зрения. Не берусь судить, какая из них правильная.

Насмотревшись на заграничную жизнь, офицеры-заговорщики твердо решили ликвидировать самодержавие и установить в России республику. Лишь немногие из них предлагали создать в стране конституционную монархию. В любом случае, планировалось принять конституцию. Именно в ее отсутствии видели декабристы многие беды России. Ими было разработано несколько проектов. Кстати, в то время самыми мощными государствами мира были Англия и, несмотря на поражение в наполеоновских войнах, Франция. Так вот, конституции у Англии в то время не было. Нет ее и до сих пор, что не мешает Соединенному Королевству по-прежнему оставаться одной из мощнейших стран мира.

В самом начале своих «славных» дел заговорщики замышляли убийство царской семьи. Радикалы Павел Пестель и Кондратий Рылеев настойчиво предлагали перебить не только всю царскую фамилию, но и великих княжон, выданных замуж за границу, в том числе и рожденных ими там детей, — чтобы на российский престол никто не мог претендовать. Как-то не по себе от таких планов становится. Представляете, что было бы, если декабристы все это исполнили! Ладно, не так страшна стала бы реакция датского королевского двора, но как к этому отнеслись бы Англия, Франция, Австрия и Пруссия? Вполне возможно, началась бы война, после которой эти страны Россию просто-напросто расчленили бы и поделили.

До начала решительных действий заговорщики вошли в сношение с польскими тайными обществами. Переговоры с представителем польского Патриотического союза князем Антоном Яблоновским вел лично обрусевший немец полковник Павел Пестель. Два масона быстро нашли между собой общий язык. Договорились, что будет признана независимость Польши и ей от России передадут провинции Литву, Подолию, Волынь, а также  Малороссию. Все это напоминает сцену из фильма «Иван Васильевич меняет профессию»: «Кемска волость? Да забирайте, пожалуйста!».

План восстания постоянно переносился. Интересно, что в Бобруйской крепости в 1823 году служили офицеры Сергей Муравьев‑Апостол, Михаил Бестужев‑Рюмин и Иван Повало-Швейковский. В том году император Александр I планировал провести в крепости смотр войск. Декабристы разработали так называемый «Бобруйский план», который предусматривал арест императора. Но, по счастливой случайности, император визит в Бобруйск отменил.

Удобный момент для выступления подвернулся 14 декабря 1825 года. В тот момент в России сложилась опасная ситуация междуцарствия, и декабристы решили этим воспользоваться. После смерти императора Александра I вступить на престол должен был его старший сын Константин. Вступление Николая не предполагалось. Государственный совет, сенат и войска приняли присягу Константину, но он от царствования письменно отказался. Уникальнейший случай в мировой истории! Братья Константин и Николай не оспаривали, а настойчиво уступали друг другу престол. По этому случаю граф Ланжерон писал: «Члены династии Романовых столь благородны, что не поднимаются, а спускаются на престол».

Переприсяга Николаю была назначена именно на 14 декабря.

«За Константина и Конституцию!»

Утром 14 декабря 1825 года мятежные части в составе лейб-гвардии Московского полка, лейб-гвардии Гренадерского полка и гвардейского морского экипажа выстроились в каре на Сенатской площади Санкт-Петербурга. Всего около трех тысяч человек. Вокруг них стали собираться гражданские зеваки, число которых постепенно увеличивалось. К сожалению, офицеры-декабристы часто не выполняли требования собственного Кодекса чести. В восстание солдат втягивали любыми средствами — от простого приказа старшего по званию до раздачи денег (иногда и казенных) и сознательной лжи. Мятежники отлично понимали, что «полки на полки не пойдут» и «свергать царя» солдаты не станут. Поэтому им объяснили, что Константин — их законный император, и он пообещал уменьшить срок солдатской службы (чего и в помине не было!). Рассказывать солдатам-крестьянам о конституции не стали. Посчитали, что не поймут. Поэтому всем было разъяснено, что конституция — это жена Константина.

— Будем стоять на площади «За Константина и Конституцию» до конца! — объявили офицеры подчиненным.

Что интересно, Константина планировалось убить, но он в этот момент находился в Варшаве.

Полковник князь Сергей Трубецкой, назначенный накануне мятежниками своим диктатором, на Сенатскую площадь не вышел. По одним данным, находился дома, по другим — иногда наблюдал за происходящим из-за угла. От наказания его это, правда, не спасло.

Восставших попытался уговорить военный комендант Санкт-Петербурга генерал Михаил Милорадович, но декабрист Петр Каховский, отставной поручик, убил его выстрелом из пистолета. За что? Генерал был прославленным героем. Отличился своей храбростью в Бородинском сражении, успешно командовал арьергардом русской армии при отходе из Москвы.

До Милорадовича в этот же день Каховский застрелил отказавшегося выполнять требования мятежников командира лейб-гвардии Гренадерского полка полковника Николая Стюрлера. Но об этом писать почему-то не принято до сих пор.

Затем солдат и офицеров пытался образумить митрополит Серафим, но владыку никто не слушал. Во второй половине дня численность правительственных войск, окруживших восставших, постепенно достигла четырехкратного превосходства. Артиллерия открыла огонь. До сих пор кое-кто пишет, что стреляли по строю солдат. Это неправда. Стреляли исключительно поверх голов. Разумеется, картечины, попадая в стены домов, разлетались рикошетом в толпу гражданских зевак. Но зачем же глазеть за разборками между военными?

В этот же день с мятежом было покончено. 14 декабря на Сенатской площади погибли 1.271 человек. Из них — один генерал, 18 офицеров, 282 солдата и 1.170 штатских, из которых 79 женщин и 150 детей.

Ну и на чьей совести эти жертвы?

События 14 декабря довольно правдиво показаны в фильме Владимира Мотыля «Звезда пленительного счастья», вышедшем на экраны в 1975 году. Картина в жанре исторической драмы с великолепным составом актеров. Николая І играет Василий Ливанов, Пестеля — Александр Пороховщиков, Рылеева — Олег Янковский, Трубецкого — Алексей Баталов.

Была и вторая попытка государственного переворота — восстание Черниговского полка, дислоцировавшегося в Киевской губернии. Подробно о ней не пишут. Нечего афишировать. Полковому командиру полковнику Густаву Гебелю стало известно о неудавшейся попытке мятежа в Санкт-Петербурге через несколько дней. Он получил приказ арестовать служившего в полку подполковника Сергея Муравьева-Апостола, связанного с декабристами.

На следующий день офицеры-декабристы Кузьмин, Соловьев, Сухинов и Щепилло ворвались в кабинет к Гебелю и стали избивать его, требуя освобождения Муравьева-Апостола.

Опять возвращаюсь к понятиям офицерской чести у декабристов. Четверо на одного! Это не то что не по-офицерски, это даже не по-мужски.

Освобожденный Муравьев-Апостол сразу же нанес своему полковому командиру удар штыком в живот. Спас полковника Гебеля от смерти рядовой Максим Иванов.

Интересно, что, находясь уже на каторге, осужденный декабрист поручик Иван Сухинов, сплотив вокруг себя уголовный элемент (политических тогда еще были единицы), поднял восстание на одном из рудников Нерчинского завода. Приговоренный к смерти, он незадолго до казни повесился в камере. Но это еще ничего! Хоть не обидно: бывший офицер на зоне стал авторитетом. А народ на каторге был конкретный — отпетые бандиты и разбойники с большой дороги.

На следующий день подполковник Сергей Муравьв‑Апостол объявил солдатам, что он назначен высшим руководством вместо заболевшего полковника Гебеля (опять неправда!) и приказал выдвигаться на Житомир. В Василькове захватил полковую кассу — 10 тысяч рублей ассигнациями и 17 рублей серебром. Солидные по тем временам деньги! Ну и на что же он надеялся? Человек вроде умный был. На то, что по пути следования к нему будут присоединяться восставшие полки? Авантюризм чистейшей воды!

По пути следования полка солдаты совершали грабежи и пьянствовали. Многие дезертировали.

У населенного пункта Устимовка Черниговский полк был окружен правительственными войсками и после непродолжительного боя сдался. Муравьв‑Апостол пытался скрыться, но денщик проткнул живот лошади штыком:

— Вы, ваше высокоблагородие, эту кашу заварили, Вы ее с нами и кушайте, — сказал солдат подполковнику.

Указом Николая І была создана комиссия по расследованию попытки государственного переворота под председательством военного министра Александра Татищева. Доклад императору составил Дмитрий Блудов.

Всего к следствию было привлечено 679 человек. Но по ходу дела выяснилось, что две трети (!) из этого числа были просто-напросто оговорены членами тайных обществ, чтобы придать заговору массовость. Вот те да!

Опять к вопросу о чести. Не по понятиям, оказывается, действовали декабристы. Слава Богу, был не 1937 год: тогда с заговорщиками долго не разбирались. А членов тайных обществ на допросах никто не пытал и не бил. Сдали всех сами, в том числе и совершенно невиновных, сводя таким образом кое с кем свои личные счеты.

Состоявшийся суд приговорил 112 человек к гражданской казни с лишением всех прав и состояния, 99 человек были сосланы в Сибирь, из них 36 — на каторгу. Девять офицеров разжаловали в солдаты. Первоначально к смертной казни приговорили 36 человек. 31 через отсечение головы и пять человек — полковника Вятского пехотного полка Павла Пестеля, отставного подпоручика Кондратия Рылеева, подполковника Черниговского пехотного полка Сергея Муравьева-Апостола, подпоручика Полтавского пехотного полка Михаила Бестужева-Рюмина и отставного поручика Петра Каховского — к четвертованию. В приговоре Пестелю, например, было сказано следующее: «Имел замысел на цареубийство, изыскивал к тому средства, избирал и назначал лица для его совершения. Умышлял истребление Императорской фамилии и возбуждал к тому других… Возбуждал и приготовил бунт… Участвовал в умысле отторжения областей от Империи».

В приговоре Бестужева-Рюмина, Каховского и майора Михаила Спиридонова (не казненного) написано: «сам вызывался на убийство блаженной памяти Государя Императора и ныне царствующего Государя императора».

Личным решением Николая приговор был смягчен всем. Смертную казнь оставили только пятерым декабристам, заменив четвертование повешением.

Во время казни в кронверке Петропавловской крепости (одно из вспомогательных укреплений) Муравьев‑Апостол, Каховский и Рылеев сорвались с петли и были повешены вторично.

Существует ошибочное мнение, что это противоречило традиции недопустимости вторичного приведения в исполнение смертной казни. Однако в существующем тогда воинском Артикуле № 204 было указано, что «смертную казнь следует проводить до конечного результата, т. е. до наступления смерти осужденного».

Действовавший еще до Петра І порядок освобождения осужденного, сорвавшегося с виселицы, Артикул воинский отменил. С другой сторны, «брак» объяснялся отсутствием казней в России на протяжении нескольких предшествующих десятилетий. Исключение составили только казни шести участников восстания Пугачева.

Палача нашли с трудом. Во время казни шел дождь, и веревки были мокрыми.

Жены-декабристки

Поклонником декабристов лично я никогда не был. Натворили бы дел! А вот их женами восхищался всегда. Что-что, а с женами им повезло…

Есть по-настоящему романтические и трогательные истории. Поэт Николай Некрасов посвятил им поэму «Русские женщины». В фильме «Звезда пленительного счастья» есть эпизод, где кавалергард Иван Анненков (актер Игорь Костолевский) докладывает матушке о предстоящей женитьбе:

— Ну и кто же она? — властно спросила помещица.

— Француженка. Манекенщица из модного дома.

— Пошел вон! Раньше о том, что ты дурак, знала только я. А теперь весь Петербург знать будет.

Тем не менее Полина Гебль, совершенно не знавшая русского языка, приехала к ссыльному декабристу в Сибирь, обвенчалась с ним в Чите, в замужестве стала называться Прасковья Егоровна Анненкова, была верной и любящей женой. Родила семерых детей. В 1856 году с мужем поселилась в Нижнем Новгороде. Умерла в возрасте 76 лет.

Деньги бедной иностранке на дорогу в сумме три тысячи рублей выделил из личных средств… император Николай.

Была и другая француженка-декабристка, гувернантка в доме дворян Ивашевых — Камилла Ле Дантю.

Россия в то время была очень богатой страной, и многие иностранцы-гастарбайтеры ездили сюда на заработки. Множество француженок, немок и англичанок желали устроиться гувернантками и домработницами в русские семьи. А в Швейцарии работа в России передавалась по наследству. Молодые люди устраивались вышибалами в кабаки от Архангельска до Астрахани. Приезжали они часто искалеченными — с выбитыми зубами и поломанными носами, но с первоначальным капиталом для открытия собственного дела. До сих пор швейцарами называют пожилых людей, одетых в униформу у входа в питейные заведения. Многие голландцы, датчане приезжали в Россию и на постоянное место жительство. Селились в основном в Поволжье. Всех их ошибочно называли немцами — от слова «немой». Так вот: семнадцатилетняя девушка Камилла влюбилась в блестящего кавалергардского офицера Василия Ивашева, но огромная разница в социальном положении не позволила сделать даже намека на ее чувства.

После осуждения декабриста гувернантка сообщила о своих чувствах его родителям. Родители Василия Ивашева и его родственники благосклонно отнеслись к благородному порыву девушки и сообщили об этом сыну, который с чувством изумления и благодарности ответил согласием. В замужестве Камилла Петровна Ивашева родила четырех детей. Умерла в возрасте 31 года от простуды. Через год скончался и Василий Ивашев. Их общая могила до сих пор является одной из достопримечательностей города Туринска Свердловской области.

А первыми приехали к мужьям в Сибирь княгини Екатерина Трубецкая и Мария Волконская (дочь прославленного генерала Николая Раевского). Надо отдать должное мужеству офицерских жен. Ведь их сразу же лишали дворянских привилегий и приравнивали по положению к женам ссыльнокаторжных… Многие добивались разрешения на выезд по нескольку лет.

Вдовам казненных декабристов император опять же из собственных средств выплатил денежную помощь и назначил пенсию.

Семьи осужденных получали пособия из управления Генерального штаба в течение двадцати лет. Дети были устроены в учебные заведения за казенный счет.

Проекты декретов декабристов Николай І передал в специально учрежденный комитет и начал разработку крестьянской реформы, которая впоследствии облегчила им жизнь.

Взошедший на престол Александр ІІ в 1856 году амнистировал всех декабристов, а в 1861 году отменил крепостное право, хотя к этому году в крестьянской России крепостных оставалось чуть более тридцати процентов. В цивилизованной Америке в это время процветало рабство…

Вот вам и ненавистный царский режим, вот вам и угнетавшие свой народ государи-императоры!

Их дело не пропало

Владимир Ильич Ленин писал о декабристах: «Узок круг этих революционеров. Страшно далеки они от народа. Но их дело не пропало. Декабристы разбудили Герцена, а Герцен развернул революционную агитацию».

…План декабристов менее чем через столетие в России перевыполнили.

В Екатеринбурге в Доме особого назначения, реквизированном у инженера Ипатьева, была расстреляна царская семья. В ночь с 16 на 17 июля 1918 года были убиты: император Николай Александрович Романов, 50 лет, его жена Александра Федоровна, 46 лет, дочери Ольга, 23 года, Татьяна, 21 год, Мария, 19 лет, Анастасия, 17 лет, и больной цесаревич Алексей, 14 лет. За компанию расстреляли и четверых их приближенных: врача Евгения Боткина (сына всемирно известного врача Сергея Петровича Боткина), камердинера Алексея Труппа, повара Ивана Харитонова и горничную Анну Демидову. Ее-то за что?

Руководил казнью Яков Юровский. Поваренка Лени Седнева — друга цесаревича Алексея — в тот день в доме не было. Повезло! Как пить дать тоже бы к стенке поставили. Леонид Седнев погибнет потом — в 1942 году на Брянском фронте.

А затем перебили всю царскую фамилию — великих князей и княжон…

Принявшая мученическую смерть, семья Николая ІІ была канонизирована Русской Православной церковью.

А началось все с февральского переворота 1917 года. Как писал Бонч-Бруевич, «Русскую армию уничтожило три указа (приказа):

— неотдание чести офицерам;

— солдатские комитеты;

— выборность командиров».

Причем с отречением Николая ІІ согласились и поставили под этим свои подписи все командующие фронтами и флотами русской армии… Да и лидеры Белого движения генералы Лавр Георгиевич Корнилов, Антон Иванович Деникин, Петр Николаевич Врангель и адмирал Александр Васильевич Колчак вопрос о возрождении монархии в какой-либо ее форме даже не рассматривали…

В Минске помнят о декабристах. В 70‑е годы появилась улица Декабристов и мемориальная доска на здании музыкального колледжа — напротив городской ратуши в самом центре города. Посвящена она декабристу Никите Муравьеву — руководителю Северного общества декабристов. На этом месте находился дом, в котором революционер-декабрист жил с 1821 по 1822 год.

Ничего в этом плохого я не вижу. Историю надо помнить и делать из этого правильные выводы. Управлять государством необходимо твердой рукой, уметь защищаться и просто так власть никому не отдавать.

…Глядя на разноцветные революции и вооруженные перевороты в современном мире, еще раз убеждаешься, что ни к чему хорошему это не приводит. Страна в своем развитии после таких «революций» уходит в небытие…

Подполковник запаса ИГОРЬ ШЕЛУДКОВ

Просмотров: 3 571

Навигация по записям ← ЧЕМ ОПАСНЫ МИКРОГЕББЕЛЬСЫ «КАК ЭТО, ОКАЗЫВАЕТСЯ, УВЛЕКАТЕЛЬНО!» →


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:



Похожие новости


День праздник языка
Стих для мужа про боль
Неотъемлемой частью праздника является
Такое нежное признание в любви
Можно ли отмечать 40 лет дня рождения
Короткий стих поздравление для бабушки с днем рождения
Пожелание здоровья в стихах для больного
Стих разлученные


Конкурс декабристы
Конкурс декабристы


Положение о международном конкурсе«Товарищ, верь! посвященном
Международный конкурс «Товарищ, верь! посвященный 190-летию восстания



ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ